Вещий сон бабы Марины

Судьба и производственная необходимость занесла меня с коллегами в забытое Богом и людьми место — село Трахтемиров на Украине. «Забытое Богом и людьми»; — это отнюдь не преувеличение. При строительстве плотины на Днепре рассчитали, что Киевское море должно это село затопить. Людей выселили в принудительном порядке. Но, как обычно, в расчеты вкралась ошибка. Не дошла вода до села. Покинутая людьми местность выглядела жутковато — дома без окон и дверей, заросшие сорняками в человеческий рост сады, остатки обвалившихся заборов..

На околице села — два кладбища: одно старинное, казацкое (в свое время в Трахтемирове размещался Каневский казацкий полк) и сельское. На сельском кладбище можно было снимать фильм ужасов без декораций. На могилах выросли молодые деревья, некоторые каменные памятники просели, деревянные кресты покосились и почернели от времени. И вдруг, на краю кладбища, видим странную картину — десять свежих могил с новенькими обелисками. С такими, как ставили на могилах солдат, погибших во время Великой Отечественной войны — зеленые с красной звездой сверху.

При ближайшем рассмотрении село оказалось не совсем пустынным — мы обнаружили четырех «аборигенов»; — деда Ивана с бабкой Ольгой и бабу Марину с козой Машкой. Коза Машка, как собака, всюду бегала за своей хозяйкой. Баба Марина оказалась гостеприимной и разговорчивой старушкой. Вот у нее-то мы и начали расспрашивать о странных солдатских могилах. Оказалось, обратились по адресу — бабуля была непосредственной участницей тех событий. Забыла сказать, что описанная история происходила в год 40-летия Победы, в тогдашнем Советском Союзе этот праздник отмечали пышно и торжественно.

Вот что поведала нам бабка Марина. Где-то в марте приснился ей сон — как будто идет она по селу, а навстречу ей молодой солдат. Подходит он бабушке и говорит: «Вы скоро скоро будете праздновать День победы, а нас так никто и не похоронил по-человечески. Нас 10 человек засыпало в блиндаже»;. И описывает как найти это место. Но бабуля, воспитанная в духе диалектического материализма, внимания на сон не обратила. До тех пор, пока он не начал повторятся каждую ночь. И пошла она в ближайшее населенное село (между прочим, 13 км пешком) к председателю сельсовета. Рассказала ему эту историю, а тот не посмеялся, а сказал: «Идите в школу, берите красных следопытов (так тогда назывались те, кто проводил раскопки на местах боевой славы), покажете им место — пусть копают».

Самое удивительное, что на том месте, на которое указал солдат действительно обнаружили засыпанный блиндаж и останки 10 человек. Со всеми почестями их похоронили на кладбище Трахтемирова. Отыскали даже родственников некоторых погибших. Вот такая история. С тех пор я перестала скептически относиться к людям, которые горят, что видят вещие сны. Оказывается, некоторые сны могут быть «вещими»; в прямом смысле этого слова.